Дворец шекинских ханов в Шеки — подробная информация с фото

Шекинская (Нухинская) крепость

Шекинский хан Гаджи Челеби (1743-1755) в период своего царствования построил на северо-востоке города крепость для его обороны. В последующие десятилетия крепость была не столько средством защиты от внешних угроз, сколько ареной внутриклановой борьбы за власть. В течении нескольких десятилетий власть над Шекинским ханством неоднократно в результате переворотов переходила из рук в руки.

26 мая (2 июня) 1805 года, подписан трактат между Россией и правителем Шекинского ханства Селим ханом о принятии его в подданство Российской империи. Селим хан, согласился ежегодно платить в российскую казну 7 тысяч червонцев, отказался от независимой внешней политики и разместил на своей территории российские войска. Взамен царские посланники обещали не вмешиваться в его внутренние дела. Селим хан не пропустил к крепости ни одного русского солдата.

Летом 1806 года иранская армия начала наступление на Шушу. Ибрагим Халил-хан, его жена, сын, дочь и многие близкие были убиты по приказу подполковника Лисаневича. После этого убийства, против русских восстал Салим хан, ибо убитой женой Ибрагим-Халил хана была его родная сестра. Салим хан изгнал русские войска с территории своего владения.

В половине октября 1806 года, генерал-майор Небольсин вступил в Шекинское ханство, имея под ружьем 26 офицеров и 886 человек нижних чинов с пятью орудиями. 23 октября (4 ноября), русские солдаты штурмом взяли крепости, Селим хан бежал и объявлен лишенным своих владений навсегда.

В августа 1826 года, сын Селим хана Хусейн хан, взял город без боя. Крепость Нуха, снова стал ханской резиденцией. 19 октября (31 октября) 1826 года, генерал Ермолов, главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом, пришел в Нуху с отрядом из лейб-гвардии Сводного полка, роты Грузинского гренадерского, полтора батальонов Ширванского, двух рот 41-го егерского трех казачих полков с 18-ю орудиями. При появлении русских войск Хусейн хан бежал в Иран.

1 (13) сентября 1838 года выдававший себя за Искендер-бек, сына умершего в Персии шекинского Хусейн хана, со значительною партиею горцев занял г.Нуху и осадил давно оставленную Нухинскую крепость, где находились комендантский дом, провинциальное управление и казначайство и куда укрылось часть жителей, под защиту роты линейного батальона. Но появление под Нухою отряда Безобразова, поспешно собравшего 2 дивизиона драгун, 6 рот пехоты, с 6 полевыми орудиями и милицией Элисуйского султана, они отступили от города.

План Шекинской крепости

В 1853 году был составлен план цитадели, согласно которому в ней размещалось значительное количество сооружений различного назначения для семей ханской знати. В крепости кроме дворца были расположены казармы, казначейство, тюрьма и переделанная в 1828 году из ханской мечети православная церковь.

Общая длина крепостной стены около 1300 метров, высота около 8 м на юге и 4 м на севере. Толщина стен более 2 метров. Вдоль нее на всем протяжении была расположена 21 защитная башня. С севера и с юга крепость была закрыта арочными воротами

Архитектура

Шебеке

На довольно большой территории Шекинской крепости (около 6 га) не сохранилось никаких обслуживающих дворец зданий, кроме мечети. Высказываются также сомнения, что дворец и ограждающие его каменные крепостные стены сооружены одновременно. Стены дворца стоят на фундаментах от 40 до 60 см ширины, сложенных из грубоколотого булыжника на известковом растворе. Стеновой материал — обожжённый кирпич, размером 20 х 20 х 4 см.

Судя по характеру кладки стен здания, различному стеновому материалу на первом и втором этажах и совершенно неудовлетворительной, как отмечают, организации сообщения между этажами, считается, что дворец первоначально был задуман одноэтажным и только впоследствии был надстроен второй этаж. Однако также отмечается, что архитектура фасада от надстройки не пострадала, и здание выглядит цельным и законченным.

На главном (южном) фасаде зодчим чётко выявлены этажность здания и его внутренняя планировка. Входы подчёркнуты нишами со сталактитовыми сводами. На втором этаже над ними помещена лоджия с таким же перекрытием, дополнительно, как отмечается, акцентируя этим оба входа. Ниши входов объединены по высоте широкими вертикальными полосами плоского орнамента. Они выделяют середину здания с рядом витражных окон больших зал. Архитектурная композиция главного фасада чётко отражает внутреннюю планировочную структуру дворца. На южном фасаде выделены средние залы, боковые комнаты и прихожие.

Альков

Архитектура здания имеет немало сравнительно близких аналогий. Это архитектурно-художественный круг, стилистически связанный с ереванским дворцом Сердара и позднесефевидскими садовопарковыми павильонами, а генетически с жилой архитектурой Шеки, где сохранились промежуточные звенья, примером которых может служить расположенная неподалёку уменьшенная копия приёмных покоев — дом Шекихановых.

Композиция плана дворца проста — три помещения, расположенные в один ряд, отделены друг от друга прихожими. Большие залы с глубокими нишами (одной широкой и двумя узкими), являющиеся парадными помещениями дворца, расположены на двух этажах. Большой зал первого этажа служил местом для официальных приёмов.

Тимпаны арок нижнего яруса заполнены орнаментом сложного рисунка растительного характера, выполненным в технике сграффито. Плафон зала первого этажа выполнен из разных деревянных элементов, представляющих геометрический орнамент.

В здании дворца стены, оконные проёмы залов и комнат заполнены съёмными витражами — «шебеке». Геометрически рисунок окон-шебеке с заполняющими их разноцветными стёклами, как отмечают, сочетается с общей композицией главного фасада дворца. На фасад дворца выходят сплошные витражи-шебеке центральных залов и боковых комнат, а между ними сверкающие зеркальными сталактитами глубокие стрельчатые ниши входных порталов и лоджий-балконов. Рисунок шебеке создан народными мастерами из мелких деревянных деталей без клея и гвоздей. Считается, что именно то, что наружные стены залов обоих этажей и верхних комнат заменены подъёмными переплётами-витражами, является особенностью архитектуры этого парадного павильона.

План дворца

Длина здания составляет — 31,7 метра, ширина — 8,5, высота — 10 метров. Высота каждого этажа 3,35 метра. Как по фасаду, так и в плановом решении композиция здания дворца симметрична. По вертикали верхний этаж также полностью повторяет планировку нижнего. Помещения расположены по продольной оси в один ряд. В центре каждого этажа расположен зал с альковом, который, как считается, служил для приёмов. По бокам зала расположены два меньших помещения, отделённые небольшими коридорами. Что касается о назначении этих помещений, то полагают, что они предназначались для второстепенных гостей.

Настенные росписи

Павлины, обращённые к «древу жизни» на южном фасаде

Росписи занимают все плоскости стен, ниш, сталактитовые переходы от стен к плафону, а также плафоны в залах обоих этажей и комнатах второго этажа. Росписи дворца состоят из четырёх групп: геометрического и растительного рисунков, сюжетных росписей и росписей, где в растительные мотивы вкомпонованы изображения птиц. Росписи дворца характеризуются также широким применением золотистого цвета. Цветовое решение основывается на применении росписей локальных тонов, выполненных, как все стенные росписи этого периода, яичной темперой по гипсовому левкасу. Здесь в основном использовались золотистый, бирюзовый, синий, красный, фиолетовый и жёлтый цвета.

Главный фасад богато декорирован. Выполненные «в цвете» способом сграффито и цветной рельефной штукатуркой геометрический и растительный орнаменты, своды со сталактитами, витражи с шебеке филигранной работы и цветным остеклением придают фасаду дворца, как отмечают, необычайно праздничный вид. Следует отметить панно нижнего этажа со стилизованными изображениями некогда священных птиц — павлинов, обращённых к находящемуся в центре «древу жизни».

Росписи интерьера

Внутри дворца помещения также сплошь орнаментированы и расписаны; ниши (тахча), бухары, потолки, сталактитовые карнизы, освещение через разноцветные стёкла узорчатых шебеке-витражей — всё это создаёт интерьер пышных дворцовых хором. Считается, что зодчий мастерски сумел при небольшой высоте этажа (всего 3,35 м) декоративными средствами создать иллюзию высоких помещений.

Росписи интерьеров разновременны — от выполненных «франкскими» (имеется в виду европейскими) мастерами, которые сохранились в сталактитах плафона нижнего зала, до росписей начала XX века, выполненных известным мастером — Уста Гамбаром, его братом Сафаром и сыном Шукюром из Шуши, а также Али Кули, Курбаном Кули и Джафаром из Шемахи, уста Аббасом Али, вплоть до откровенного лубка.

Самые старинные росписи относятся к XVIII веку, включая картины на потолке верхнего этажа, выполненные Аббас-Кули. Считается, что Аббас-Кули, имя которого сохранилось на стенах дворца, и был архитектором дворца. Картины на первом этаже созданы в 1895/96 году Мирза Джафаром из Шемахи, а на верхнем этаже — в 1902 году Уста Гамбаром из Шуши. Художник Али Кули и Курбан Кули из Шемахи работали в основном на верхнем этаже.

Росписи, созданные народными художниками, в основном размещены в двух залах обоих этажей и в двух крайних комнатах второго этажа.

Исторические сведения о дворце

Описание общего архитектурного ансамбля дворца встречается в составленном в 1819 году по распоряжению Главнокомандующего в Грузии Ермолова генерал-майором Ф. Ахвердовым и статским советником Могилевским «Описании Шекинской провинции» (Тифлис, 1866 г.). В сопоставлении с этим описанием можно выяснить и прежнее назначение ряда строений дворца. Побывавший в этих краях генерал Н. Н. Раевский в 1826 году писал: «…Там имеется дворец прежних ханов этого края, который очень красив и о котором Бахчисарайский дворец даёт только слабое представление…».

Посетивший город в начале августа 1834 года декабрист А. Корнилович написал из Кубы брату письмо. Отмечая в письме, что до 1828 года Шекинская область имела своих ханов, он так описывает дворец:

Служивший с 1846 года в Закавказском крае А. М. Фадеев, описывая город в своих воспоминаниях, пишет и о дворце, о его наружном виде и внутренней отделке, об орнаментах, барельефах и восточной живописи, «совершенно явственно сохранившейся, с изображениями персидских всадников и азиатских сражений». В августе 1849 года Нуху (официальное название города до 1968 года) посетил писатель А. Зиссерман. Рассказывая о городе, он пишет и о дворце. Он отмечает, что мраморные фонтаны, окружённые плакучими ивами, разноцветные стёкла, лепные украшения на каминах, резьба на дверях и оконных рамах «напоминают о ханской роскоши и бывшем великолепии дворца».

Дворец был упомянут И. Н. Березиным в вышедшей в 1850 году книге «Путешествие по Дагестану и Закавказью». Описание дворца приведено Диван-Беком в 22-м номере газеты «Кавказ» от 1852 года. Некоторые сведения о дворце даёт побывавший в городе в конце 1858 года А. Дюма. Так, рассказывая о встрече с майором Мохаммед-ханом, который «появился на свет во дворце», был внуком «последнего нухинского хана» и «стал бывать в этом дворце после приезда сюда великих князей», Дюма описывает и сам дворец, который был «во власти русских… только с 1827 года»:

Военный историк генерал В. Потто в написанной им в конце XIX века книге «Кавказская война», описывая взятие русскими столицы Шекинского ханства, упоминает и ханский дворец. Он называет дворец «образчиком жилища восточного сибарита» и пишет, что здесь всё выполнено в «причудливом, оригинальном персидском вкусе: и мраморные фонтаны, окружённые плакучими ивами, и разноцветные стёкла в узеньких окнах, и потолки, составленные из кусочков зеркал, и дивные лепные работы, украшающие собой карнизы, двери, окна, камины».

В девятом издании Британники 1890 года в статье «Nukha» говорится и об этом дворце. Издававшийся в конце XIX — начале XX веков энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона пишет о дворце следующее: «Укрепления и ханский дворец в персидском стиле, построенные в 1765 г. шекинскими ханами». Ханский дворец упоминается в повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат». Дворец упоминается французским историком и географом Элизе Реклю в его книге «The Earth and Its Inhabitants: Asiatic Russia: Caucasia, Aralo-Caspian Basin, Siberia» (1878 г.). Британский журналист Генри Норман в своей статье «Russia of To-Day», описывая «заваленную коврами» лавку Тифлиса, пишет о парче из «дворца старинных ханов Нухи, в прошлом вассалов Персии». Русский краевед И. Л. Сегаль писал, что в 1797 году при Мамед-Гасан-хане был выстроен «великолепный для того времени ханский дворец», стоивший свыше 32 тысяч червонцев и совершенно истощивший ханскую казну. Он также отмечал, что строителем дворца был знаменитый персидский архитектор, ширазский житель Гаджи-Зейнал-Абдул, и что дворец, по преданию, скопирован с одного из летних дворцов персидского шаха.

План дворца

Длина здания составляет — 31,7 метра, ширина — 8,5, высота — 10 метров. Высота каждого этажа 3,35 метра. Как по фасаду, так и в плановом решении композиция здания дворца симметрична. По вертикали верхний этаж также полностью повторяет планировку нижнего. Помещения расположены по продольной оси в один ряд. В центре каждого этажа расположен зал с альковом, который, как считается, служил для приёмов. По бокам зала расположены два меньших помещения, отделённые небольшими коридорами. Что касается назначения этих помещений, то полагают, что они предназначались для второстепенных гостей.

Архитектура

На довольно большой территории Шекинской крепости (около 6 га) не сохранилось никаких обслуживающих дворец зданий, кроме мечети. Высказываются также сомнения, что дворец и ограждающие его каменные крепостные стены сооружены одновременно. Стены дворца стоят на фундаментах от 40 до 60 см ширины, сложенных из грубоколотого булыжника на известковом растворе. Стеновой материал — обожжённый кирпич, размером 20 х 20 х 4 см.

Судя по характеру кладки стен здания, различному стеновому материалу на первом и втором этажах и совершенно неудовлетворительной, как отмечают, организации сообщения между этажами, считается, что дворец первоначально был задуман одноэтажным и только впоследствии был надстроен второй этаж. Однако также отмечается, что архитектура фасада от надстройки не пострадала, и здание выглядит цельным и законченным.

На главном (южном) фасаде зодчим чётко выявлены этажность здания и его внутренняя планировка. Входы подчёркнуты нишами со сталактитовыми сводами. На втором этаже над ними помещена лоджия с таким же перекрытием, дополнительно, как отмечается, акцентируя этим оба входа. Ниши входов объединены по высоте широкими вертикальными полосами плоского орнамента. Они выделяют середину здания с рядом витражных окон больших зал. Архитектурная композиция главного фасада чётко отражает внутреннюю планировочную структуру дворца. На южном фасаде выделены средние залы, боковые комнаты и прихожие.

Архитектура здания имеет немало сравнительно близких аналогий. Это архитектурно-художественный круг, стилистически связанный с ереванским дворцом Сердара и позднесефевидскими садовопарковыми павильонами, а генетически с жилой архитектурой Шеки, где сохранились промежуточные звенья, примером которых может служить расположенная неподалёку уменьшенная копия приёмных покоев — дом Шекихановых.

Композиция плана дворца проста — три помещения, расположенные в один ряд, отделены друг от друга прихожими. Большие залы с глубокими нишами (одной широкой и двумя узкими), являющиеся парадными помещениями дворца, расположены на двух этажах. Большой зал первого этажа служил местом для официальных приёмов.

Тимпаны арок нижнего яруса заполнены орнаментом сложного рисунка растительного характера, выполненным в технике сграффито. Плафон зала первого этажа выполнен из разных деревянных элементов, представляющих геометрический орнамент.

В здании дворца стены, оконные проёмы залов и комнат заполнены съёмными витражами — «шебеке». Геометрически рисунок окон-шебеке с заполняющими их разноцветными стёклами, как отмечают, сочетается с общей композицией главного фасада дворца. На фасад дворца выходят сплошные витражи-шебеке центральных залов и боковых комнат, а между ними сверкающие зеркальными сталактитами глубокие стрельчатые ниши входных порталов и лоджий-балконов. Рисунок шебеке создан народными мастерами из мелких деревянных деталей без клея и гвоздей. Считается, что именно то, что наружные стены залов обоих этажей и верхних комнат заменены подъёмными переплётами-витражами, является особенностью архитектуры этого парадного павильона.

Настенные росписи

Росписи занимают все плоскости стен, ниш, сталактитовые переходы от стен к плафону, а также плафоны в залах обоих этажей и комнатах второго этажа. Росписи дворца состоят из четырёх групп: геометрического и растительного рисунков, сюжетных росписей и росписей, где в растительные мотивы вкомпонованы изображения птиц. Росписи дворца характеризуются также широким применением золотистого цвета. Цветовое решение основывается на применении росписей локальных тонов, выполненных, как все стенные росписи этого периода, яичной темперой по гипсовому левкасу. Здесь в основном использовались золотистый, бирюзовый, синий, красный, фиолетовый и жёлтый цвета.

Главный фасад богато декорирован. Выполненные «в цвете» способом сграффито и цветной рельефной штукатуркой геометрический и растительный орнаменты, своды со сталактитами, витражи с шебеке филигранной работы и цветным остеклением придают фасаду дворца, как отмечают, необычайно праздничный вид. Следует отметить панно нижнего этажа со стилизованными изображениями некогда священных птиц — павлинов, обращённых к находящемуся в центре «древу жизни».

Внутри дворца помещения также сплошь орнаментированы и расписаны; ниши (тахча), бухары, потолки, сталактитовые карнизы, освещение через разноцветные стёкла узорчатых шебеке-витражей — всё это создаёт интерьер пышных дворцовых хором. Считается, что зодчий мастерски сумел при небольшой высоте этажа (всего 3,35 м) декоративными средствами создать иллюзию высоких помещений.

Росписи интерьеров разновременны — от выполненных «франкскими» (имеется в виду европейскими) мастерами, которые сохранились в сталактитах плафона нижнего зала, до росписей начала XX века, выполненных известным мастером — Уста Гамбаром, его братом Сафаром и сыном Шукюром из Шуши, а также Али Кули, Курбаном Кули и Джафаром из Шемахи, уста Аббасом Али, вплоть до откровенного лубка.

Самые старинные росписи относятся к XVIII веку, включая картины на потолке верхнего этажа, выполненные Аббас-Кули. Считается, что Аббас-Кули, имя которого сохранилось на стенах дворца, и был архитектором дворца. Картины на первом этаже созданы в 1895/96 году Мирза Джафаром из Шемахи, а на верхнем этаже — в 1902 году Уста Гамбаром из Шуши. Художник Али Кули и Курбан Кули из Шемахи работали в основном на верхнем этаже.

Росписи, созданные народными художниками, в основном размещены в двух залах обоих этажей и в двух крайних комнатах второго этажа.

Шеки

Шеки – один из старейших городов Кавказа, основан в VIII веке до н.э. и первоначально назывался Сакасена или Саке. Позже название трансформировалось в Шакашен, Шака, Шакки, Шеки. В III—V вв. н. э. Шаке — область Кавказской Албании. В IV веке албаны приняли христианство от армян. Город имел большую армянскую общину и был центром местного производства шелковой нити. В 654 году был захвачен армией Халифата и подвергся разрушениям. Позднее Шеки неоднократно попадал в зону 150-летней арабо-хазарской войны.

В 813 году, когда в Арране создалось государство арраншахов, Шеки перешёл к ним в подчинение. В IX веке, вследствие ослабления Халифата, город приобрёл статус независимого владения. В XI веке он был включён в состав Ширванского государства, а затем последовательно входил в состав Ильханского, Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, Сефевидского государств. В 985 − 1030 годах город подчинила себе династия Шеддади, появившаяся в Барде. В 1118 году город захватили сельджуки. В 1396 году город был захвачен и разорён монголами, сыном Тамерлана Мианшахом. В 1402 шекинские войска приняли участие в походе Тимура против турецкого султана Баязида.
Как независимое государственное образование упоминается с конца XIV века. В период династии Кара-Кешиш-оглы (1444—1551) область Шеки была цветущей сельскохозяйственной страной, производившей прекрасный шёлк — основной предмет вывоза. С возвышением государства Сефевидов Шеки, оставаясь в значительной степени самостоятельным, временами признавало его власть. В 1551 шекинские войска были разбиты иранским шахом Тахмаспом, и Шеки утратила независимость. В 1743—1819 годах Шеки — столица независимого Шекинского ханства. В 40-х годах XVIII века в Шеки начинают подниматься восстания против жестокой феодальной эксплуатации и иранского гнета, ширится освободительное движение.

Правитель Ирана Надир-шах, чтобы привести в повиновение шекинцев, в 1744 году с большой армией напал на Шеки и четыре месяца держал в осаде крепость. Крепость выстояла, а город был разрушен, поля и сады — уничтожены. Однако всё это не сломило воли шекинцев, решивших раз и навсегда покончить с иранским гнетом. Надир-шах был вынужден снять осаду крепости и оставить Шеки. В течении следующих 64 лет, до присоединения к Российской Империи, независимым Шекинским ханством управляла династия Челеби.

Начиная с 1803 года к России постепенно присоединяются все полунезависимые азербайджанские ханства.

Исторические сведения о дворце

Описание общего архитектурного ансамбля дворца встречается в составленном в 1819 году по распоряжению Главнокомандующего в Грузии Ермолова генерал-майором Ф. Ахвердовым и статским советником Могилевским «Описании Шекинской провинции» (Тифлис, 1866 г.). В сопоставлении с этим описанием можно выяснить и прежнее назначение ряда строений дворца. Побывавший в этих краях генерал Н. Н. Раевский в 1826 году писал: «…Там имеется дворец прежних ханов этого края, который очень красив и о котором Бахчисарайский дворец даёт только слабое представление…».

Посетивший город в начале августа 1834 года декабрист А. Корнилович написал из Кубы брату письмо. Отмечая в письме, что до 1828 года Шекинская область имела своих ханов, он так описывает дворец:

Служивший с 1846 года в Закавказском крае А. М. Фадеев, описывая город в своих воспоминаниях, пишет и о дворце, о его наружном виде и внутренней отделке, об орнаментах, барельефах и восточной живописи, «совершенно явственно сохранившейся, с изображениями персидских всадников и азиатских сражений». В августе 1849 года Нуху (официальное название города до 1968 года) посетил писатель А. Зиссерман. Рассказывая о городе, он пишет и о дворце. Он отмечает, что мраморные фонтаны, окружённые плакучими ивами, разноцветные стёкла, лепные украшения на каминах, резьба на дверях и оконных рамах «напоминают о ханской роскоши и бывшем великолепии дворца».

Дворец был упомянут И. Н. Березиным в вышедшей в 1850 году книге «Путешествие по Дагестану и Закавказью». Описание дворца приведено Диван-Беком в 22-м номере газеты «Кавказ» от 1852 года. Некоторые сведения о дворце даёт побывавший в городе в конце 1858 года А. Дюма. Так, рассказывая о встрече с майором Мохаммед-ханом, который «появился на свет во дворце», был внуком «последнего нухинского хана» и «стал бывать в этом дворце после приезда сюда великих князей», Дюма описывает и сам дворец, который был «во власти русских… только с 1827 года»:

Военный историк генерал В. Потто в написанной им в конце XIX века книге «Кавказская война», описывая взятие русскими столицы Шекинского ханства, упоминает и ханский дворец. Он называет дворец «образчиком жилища восточного сибарита» и пишет, что здесь всё выполнено в «причудливом, оригинальном персидском вкусе: и мраморные фонтаны, окружённые плакучими ивами, и разноцветные стёкла в узеньких окнах, и потолки, составленные из кусочков зеркал, и дивные лепные работы, украшающие собой карнизы, двери, окна, камины».

В девятом издании Британники 1890 года в статье «Nukha» говорится и об этом дворце. Издававшийся в конце XIX — начале XX веков энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона пишет о дворце следующее: «Укрепления и ханский дворец в персидском стиле, построенные в 1765 г. шекинскими ханами». Ханский дворец упоминается в повести Льва Толстого «Хаджи-Мурат». Дворец упоминается французским историком и географом Элизе Реклю в его книге «The Earth and Its Inhabitants: Asiatic Russia: Caucasia, Aralo-Caspian Basin, Siberia» (1878 г.). Британский журналист Генри Норман в своей статье «Russia of To-Day», описывая «заваленную коврами» лавку Тифлиса, пишет о парче из «дворца старинных ханов Нухи, в прошлом вассалов Персии». Русский краевед И. Л. Сегаль писал, что в 1797 году при Мамед-Гасан-хане был выстроен «великолепный для того времени ханский дворец», стоивший свыше 32 тысяч червонцев и совершенно истощивший ханскую казну. Он также отмечал, что строителем дворца был знаменитый персидский архитектор, ширазский житель Гаджи-Зейнал-Абдул, и что дворец, по преданию, скопирован с одного из летних дворцов персидского шаха.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Мотели и достопримечательности
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector