Мазари-шариф — mazar-i-sharif

Фаузия Куфи

Куфи родилась в 1975 году в провинции Бадахшан, граничащей с Таджикистаном. У ее отца было семь жен. В семье воспитывалось почти 20 детей.


Фаузия Куфи прибыла в Катар из Кабула, 31 августа 2021
Фото из сети Twitter

Куфи начала свою политическую карьеру в 2001 году, когда она взялась продвигать кампанию «Назад в школу», направленную на защиту прав женщин в Афганистане на образование.

К 2002 году она устроилась на работу в ЮНИСЕФ в качестве сотрудника по защите детей, а в 2005 году в первый раз была избрана депутатом афганского парламента от провинции Бадахшан. Депутатский статус расширил ее возможности в сфере защиты и продвижения прав женщин, она возглавила Комитет по делам женщин.

18:18 20 августа

Что ждет афганских женщин при талибах?

В начале 2000-х Куфи родила двух дочерей. Муж ее, правда, вскоре после рождения второго ребенка умер от туберкулеза, которым заболел пока находился в плену у талибов.

Куфи стала первой женщиной, назначенной на пост заместителя председателя парламента Афганистана. В 2014-м она снова первая среди афганских женщин — на этот раз в качестве кандидата на выборах президента страны.

В 2020 году Куфи была включена наряду с другими видными афганскими политиками в делегацию, всего 21 человек, для переговоров о заключении мирного соглашения с «Талибаном». Консультации с талибами проводились в Катаре — правда, безрезультатно.

Представитель «Талибана» Забиулла Муджахед заявил о непричастности радикального движения к нападению.

За несколько дней до того, как талибы окружили Кабул, находившаяся в афганской столице Куфи сказала канадским журналистам, что боевики не боятся американской авиации, которая поддерживала афганскую армию в боях против них, но боятся женщин. Когда боевики захватили Кабул, то отправили ее под домашний арест. Вооруженные талибы сторожили дверь ее дома с внешней стороны.

31 августа официальный представитель МИД Катара Лольва аль-Хатыр сообщила, что Куфи эвакуирована из Кабула в Катар. «Рада сообщить, что сестра Фаузия приземлилась на самолете катарских ВВС, чтобы воссоединиться с двумя дочерьми, которые ранее были эвакуированы в Катар. Спасибо всем в Афганистане, кто был задействован», — рассказала аль-Хатыр.

Однако совершенно неясно, будет ли у Куфи возможность вернуться в Афганистан и заниматься там политической и общественной деятельностью, пока власть в руках талибов, которые ущемляют права женщин, а мирные демонстрации афганок за свои свободы разгоняют стрельбой.

Обычаи[править]

Афганцы — в целом очень дружелюбный к путешественникам народ (имеются в виду рядовые жители), и они всегда рады пригласить к себе в гости, накормить, и даже пустить переночевать
Чем южнее, тем более консервативнее становятся люди
Женщины в Афганистане полностью неприкосновенны для мужчин-иностранцев. Большинство женщин носят чадру или паранджу, менее консервативные ограничиваются хиджабом или простым платком. Женщинам-туристам (даже немусульманкам) при въезде в Афганистан рекомендуется покрывать голову шарфом или платком, одеваться как можно более закрыто и скромно. Ни в коем случае не фотографируйте местных женщин и не пытайтесь с ними заговорить: это может быть расценено как приставание, а потому воспринято как прелюбодеяние и оскорбление «хозяина» этой женщины

Женщины-туристки осторожно и с вежливостью могут заговорить с местными женщинами.
Алкогольные напитки (даже пиво) в Афганистане категорически запрещены. Здесь карается ввоз алкоголя в страну, хранение и распитие чего угодно, и уж тем более нахождение в состоянии алкогольного опьянения.
Нельзя относиться с неуважением к местным исламским и традиционным святыням, обычаям и традициям, и тем более оскорблять и насмехаться над ними

Кончится плачевно.
Не следует направлять подошвы ног в сторону местных жителей — это может воспринять как оскорбление.
Не следует передавать что-либо левой рукой или есть ею (даже если вы левша) — она здесь используется для личной гигиены.
Нельзя касаться волос человека.

Регионы[править]


Афганистан

Западный Афганистан

Провинции: Бадгис, Гор, Герат, Фарьяб. Значимые города: Герат, Джам, Маймана

Восточный Афганистан

Провинции: Бамиан, Вардак, Газни, Кабул, Каписа, Кунар, Лагман, Логар, Нангархар, Пактика, Пактия, Парван, Хост. Значимые города: Баграм, Бамиан, Газни, Джелалабад, Кабул

Северо-Западный Афганистан

Провинции: Балх, Джаузджан, Саманган, Сари-Пуль. Значимые города: Балх, Мазари-Шариф, Шерберган

Северо-Восточный Афганистан

Провинции: Баглан, Бадахшан, Кундуз, Нуристан, Панджшер, Тахар. Значимые города: Кундуз, Файзабад

Южный Афганистан

Провинции: Гильменд, Дайкунди, Забуль, Кандагар, Нимроз, Урузган, Фарах. Значимые города: Кандагар

Эффект

Вооруженные конфликты могут способствовать укреплению этнической идентичности — и это находит отражение в политике. Анализ выборов в послевоенной Боснии, например, показал, что общины, больше пострадавшие от войны, активнее голосовали за партии этнического характера. «В таких условиях связи внутри этнических групп могут усиливаться, а недоверие между группами — расти, — заключали авторы. — Все это способствует политизации этнического фактора, и партии этим пользуются».

Подобное происходило и в Афганистане. На президентских выборах, прошедших в 2009 году, пуштуны в основном голосовали за кандидатов-пуштунов (включая победившего Хамида Карзая), таджики — за таджика Абдуллу Абдуллу, хазарейцы — за хазарейца Рамазана Башардоста. На более ранних выборах в 2004 году подавляющее большинство пуштунов также поддержало Карзая, большинство узбеков — Рашида Дустума, и на парламентских выборах в 2005 году голосование шло по такому же принципу.

Хотя названия основных партий подчеркивают религиозную, то есть исламскую, принадлежность, а не тот или иной этнос, отношение к ним, отмечалось в исследовании середины 2000-х годов, формировалось в зависимости от их связей с этническими группами — как к «узбекской», «таджикской» или «хазарейской» партиям. Так произошло в случае с «Исламским обществом Афганистана», которое в основном объединило таджиков.

С другой стороны, ситуация может быть сложнее, чем просто поддержка «своих». Экспериментальный анализ Международного центра роста, опубликованный в 2019 году, показал, что хотя жители северных провинций Афганистана действительно склонны поддерживать кандидатов-соплеменников, их выбор может определяться не столько лояльностью к «своим», сколько недоверием и негативным отношением к «чужим».

Президентские выборы 2014 года, хотя и сопровождались значительными нарушениями, стали примером того, как политики, представляющие одну из этнических групп, могут апеллировать к другим. В них участвовали всего два кандидата — пуштун Ашраф Гани и таджик Абдулла Абдулла. Результаты показали, что за первого проголосовало большинство узбекской общины, за второго — большинство хазарейцев. В итоге выборы завершились разделом власти — Гани стал президентом, его соперник получил пост премьер-министра.

Все это, отмечают социологи из Сиднейского университета, может служить подтверждением роли этнического фактора. Исследователи указывали, что при отсутствии собственного кандидата группы в основном голосуют солидарно, рассчитывая на поддержку элит, представляющих претендента на власть, — но также и связанных с этим ограничений.

«Этническая идентификация учитывается при политическом торге между элитами, она может использоваться ими для мобилизации людей, — констатируют они. — Но в повседневной жизни существенную роль по-прежнему играют местные и родственные связи, а также механизмы покровительства, на которые люди полагаются в условиях слабости государственных институтов».

Покупки[править]

Валютой Афганистана являются афгани (AFA).

Большинство магазинов работает с воскресенья по среду с 8:00 до 16:30 с часовым перерывом с 12:00 до 13:00 и в четверг с 8:00 до 13:30. Пятница — священный день мусульман, поэтому магазины закрыты. Суббота же дополняет пятницу в качестве выходного. Тем не менее, четкого графика работы магазинов нет, и некоторые могут быть открыты и в выходные дни. Цена фиксированы только в крупных магазинах и торговых центрах. В прочих же заведениях необходимо торговаться — как и повсюду в Азии иностранцам первоначально объявляется многократно завышенная цена.

Зарифа Гафари

Гафари родилась в Кабуле и росла во время гражданской войны в Афганистане. Ее детство пришлось на конец 1990-х годов, когда страной в первый раз правили талибы. По религиозным законам того времени женщинам разрешалось выходить на улицу в бурке и только в сопровождении родственника-мужчины.


Зарифа Гафари
Фото из сети Twitter

Афганкам запрещали учиться, работать и заниматься политикой. Они не могли получить адекватную медицинскую помощь — в большинстве больниц мужчины-врачи осматривали только полностью одетых пациенток. За неподчинение женщин сурово наказывали: могли выпороть или забить камнями до смерти.

Когда в 2001 году режим радикального движения был разгромлен силами антиталибского сопротивления при поддержке США, а женщины снова получили возможность учиться и работать, Гафари было семь лет. В 16 лет она получила стипендию в Пенджабском университете в Индии, где изучала экономику. В 2014-2015 годах Гафари основала правозащитную организацию и радиостанцию Peghla FM, которые занимались правами женщин.

10:00 12 сентября

Почему быть женщиной в Афганистане — опасно и «непрестижно»

Заняв должность мэра (глав городских администраций в Афганистане назначает президент), она уволила несколько чиновников за коррупцию. Предложила проекты по городскому планированию, улучшению окружающей среды и разработала планы по созданию торговых площадок, где женщины могли бы продавать товары, которые сами изготовили.

К маю 2021 года Гафари пережила три покушения. Она уверена, что покушения были организованы боевиками «Талибана». Когда в августе нынешнего года талибы захватили без боя Вардак, мэр Майданшахра перебралась в Кабул.

15 августа, когда боевики вступили в афганскую столицу, Гафари в интервью британским журналистам сказала, что талибы ее убьют, если найдут.

В итоге Гафари удалось сбежать из Кабула в Пакистан, а оттуда она 23 августа прибыла в Германию.

Сейчас ее активно интервьюируют европейские журналисты, интересуются ее позицией по поводу ущемления прав женщин талибами. Но подобные интервью никак не влияют на позицию европейских политиков, которые как-то совершенно беззубо реагируют на репрессии радикального движения внутри Афганистана.

Справочная информация[править]

Посольстваправить

Посольство Афганистана в Москве

  • Адрес: 121069, г. Москва, Поварская ул., 42
  • Тел.: +7 495 290 16 80, 290 28 27 (общие), +7 495 290 01 46 (консульский отдел)
  • Факс: +7 495 290 16 80
  • E-mail: /

Посольство России в Кабуле

  • Адрес: Dar-ul-Aman Road, Ayub Khan Mena, Kabul, Islamic Republic of Afghanistan
  • Тел.: +93 20 250 02 55 (общий), +93 70 298 277 (помощник посла), +93 20 250 01 77 (круглосуточный)
  • Факс: +873 762 743 * 334 49 59, +93 20 250 00 44
  • E-mail:
Эта статья является пригодной. В ней есть информация о транспорте, а также некоторые сведения о достопримечательностях, местах питания и ночлега. С такой статьёй вы в дороге не пропадёте, но, пожалуйста, добавьте ваши знания — Вперёд!

Салима Мазари

Она пыталась покинуть Афганистан вместе с маршалом, этническим узбеком Абдул-Рашидом Дустумом по мосту Дружбы и попасть в Узбекистан поздно вечером 14 августа. Но узбекистанские пограничники пропустили Дустума и ряд других высокопоставленных афганских политиков, а хазарейку Салиму Мазари, которая с 2018 года возглавляла администрацию уезд Чоркент в провинции Балх и местное ополчение, оборонявшее уезд от талибов, не пропустили.

Она родилась в Иране в 1980 году в семье беженцев-хазарейцев, которые покинули родную провинцию Балх из-за ввода советских войск в Афганистан. Шииты-хазарейцы, активно поддерживаемые шиитским же Ираном, где в 1979 году произошла Исламская революция, были в числе самых активных противников советского присутствия на афганской территории. Поэтому многие из них вынуждены были перебраться в итоге в Иран.

В Тегеране Мазари получила высшее образование. После свержения власти талибов в 2001 году вернулась в Афганистан. Работала на различных административных должностях. В 2018 году освободилась должность главы Чоркента. Мазари подала заявку на занятие вакантной должности.

После того, как талибы начали массированное наступление в мае нынешнего года на фоне вывода иностранных войск из Афганистана, и вплоть до середины августа силам обороны Чоркента удалось отбить порядка 30 атак радикального движения.

14 августа Мазари находилась в кабинете губернатора Балха Мохаммад-Фархада Азими в городе Мазари-Шариф, когда вбежали охранники губернатора и объявили, что оборона города рухнула и боевики радикального движения занимают кварталы.


Салима Мазари среди своих ополченцев
Фото из социальных сетей

Азими предложил Мазари ехать вместе с ним к мосту Дружбы, соединяющему афганский берег Амударьи с узбекистанским, чтобы затем просить убежища у узбекистанских властей. Возвращаться в Чоркент она не могла, ополченцы позвонили и сказали ей, что блокированы со всех сторон.

«Мы отправились в колонне вместе с моим мужем и охраной. По пути к нам присоединились несколько высокопоставленных руководителей, в том числе бывший вице-президент и военачальник Абдул-Рашид Дустум и бывший губернатор Балха и командир (таджикских) ополченцев Атта Мохаммад Нур. Многие афганские военные подразделения также уходили (в сторону узбекистанской границы)», — говорит Мазари.

15:48 13 сентября

Талибы разрешили женщинам учиться в университетах, но в хиджабах и отдельно от мужчин

К тому времени, когда они прибыли к пограничному переходу «Хайратон», афганская сторона моста Дружбы была переполнена высокопоставленными чиновниками и военнослужащими. Все были в панике. Мазари узбекистанские пограничники не разрешили пересечь границу. Только Азими, Дустуму, Нуру и некоторым другим высокопоставленным афганцам было разрешено въехать в Узбекистан. Мазари и многие другие пришлось возвращаться на афганскую территорию.

Теперь уже бывшая глава уезда Чоркент, нарядившись в бурку, два дня пряталась у родственников в Мазари-Шарифе, который патрулировали талибы. В это время началась операция по эвакуации иностранцев и афганцев из кабульского аэропорта иностранными военно-транспортными самолетами. Мазари с мужем и другими родственниками отправилась на старенькой потрепанной машине в афганскую столицу.

Им повезло — они без проблем миновали все блокпосты, установленные боевиками на основных автодорогах.

24 августа американские военные на вертолете прибыли за Мазари и ее родственниками в условленное место.

Доставили их на территорию аэропорта. Оттуда день спустя Мазари со своей семьей вылетела в Катар, а затем в США. Но все это стало известно только 14 сентября, когда она дала интервью о своем спасении журналистам. До того ходили слухи, что талибам все же удалось схватить смелую женщину и, вероятно, ее казнили.

«На данный момент вооруженная борьба (против »Талибана») больше не является решением -нам нужно придумать другой способ помочь (своей) стране», — призналась Мазари в своем недавнем интервью.

История

Предки современных узбеков и таджиков жили на территории Афганистана на протяжении многих сотен лет. Хотя, отмечает Райан Брашер, доцент политологии колледжа Формана, обозначениям этнических групп долгое время не хватало определенности. Групповая идентичность зависела от религиозной или конфессиональной принадлежности, места проживания, языка, культуры, племенных связей и других факторов — при этом люди могли быть частью широкой этно-религиозной общности, но «гораздо более значимыми для них были их местные родственные связи».

«Представления о том, кого относить к таджикам, в частности, могли отличаться в разных местах, — объясняет Брашер. — Одно из них характеризовало группу по месту проживания, конфессиональной принадлежности и языку. При этом, например, некоторые хазарейцы, переходя из шиизма в суннизм, начинали называть себя таджиками. Хотя соседи могли, как и прежде, считать их хазарейцами».

Роль этнических групп усилилась в период гражданской войны и советского вторжения в Афганистан. Помимо прочего, отмечает Брашер, этому способствовали стороны конфликта, стремившиеся «мобилизовать людей по этническому признаку».

«Командирам, которые противостояли коммунистическому правительству, было проще набирать сторонников и получать доступ к территориям, откуда они были родом, — писал он. — Хотя на решение людей поддержать правительственные или мятежные силы все равно влияли и местные факторы — представители одной общины, например, таджикской, но из разных мест, могли оказаться по разные стороны конфликта из-за прежних разногласий».

Талибы

Этническое разделение отчетливо проявилось после вступления в войну «Талибана». Изначально движение, которое во второй половине 1990-х годов захватило большинство территории страны, состояло практически полностью из пуштунов. Противостоявший ему «Северный альянс» — в основном из таджиков, узбеков и хазарейцев, хотя пуштуны входили туда тоже. Среди наиболее известных полевых командиров были таджик Ахмад Шах Масуд и узбек Рашид Дустум.

Но после 2001 года, когда режим талибов был свергнут, боевики, лишившиеся формальной власти, стали пересматривать свою стратегию. Как отмечает Обаид Али, эксперт по повстанческим движениям из Afghanistan Analysts Network, они стали сознательно апеллировать к этническим меньшинствам, а в начале 2010-х годов — активно вербовали в свои ряды таджиков, узбеков, туркмен и даже хазарейцев.

Мятежники, которым противостояла не только армия, но и иностранные войска, не могли рассчитывать лишь на силу, поэтому пытались заручиться поддержкой разных групп населения, соперничая в этом с правительством.

Как отмечает Обаид Али, они даже стали «больше считаться с нуждами местных жителей» — могли, например, отпустить взятых в плен полицейских после переговоров со старейшинами вместо того, чтобы казнить их, как раньше. В руководящий совет группировки из двух десятков человек, который до середины 2010-х состоял почти полностью из пуштунов, добавили нескольких таджиков, узбеков и туркмен.

Такая стратегия, в частности, применялась на севере страны, где пуштуны составляют меньшинство. После событий войны 1990-х годов талибы едва ли могли рассчитывать на поддержку узбеков и таджиков, однако на этот раз они задействовали религиозный фактор. Многие из местных клириков, отмечалось в отчете Afghanistan Analysts Network в начале 2010-х годов, выступали против правительства и иностранных войск — и «Талибан» стремился воспользоваться этим, чтобы привлечь их на свою сторону, а через них влиять и на местные общины.

Боевики эксплуатировали и общее недовольство населения. «Талибы никогда не пользовались существенной поддержкой на севере Афганистана, но доверие к их оппонентам могло оказаться еще ниже, — писали авторы отчета. — Многие из опрошенных местных жителей жаловались на коррупцию, произвол властей и плохое управление, а также неэффективность в противостоянии боевикам. Слабость власти способствовала тому, что вербовать сторонников — включая тех, кто не относится к пуштунам — оказывалось проще».

На захваченных территориях талибы, которые создают там параллельные структуры власти, не скрывая намерений вернуть контроль над всем Афганистаном, назначают своими представителями, в том числе, таджиков и узбеков.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Мотели и достопримечательности
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector